Живем соседи

Кто и как сегодня дружит с соседями — и почему вам тоже стоит об этом подумать

Живем соседи

По данным опроса ВЦИОМ, треть россиян, проживающих в многоквартирных домах, знают своих соседей по лестничной клетке. 65% помогали соседям за последние год-два, 79% доверяют им, а 34% проводят вместе свободное время. Рассказываем, зачем вам общаться с теми, кто живет рядом

Арина уже три года живет в новом ЖК в одном из отдаленных московских районов — такие комплексы часто называют “человейниками”. В ее доме до сих пор раскуплены не все квартиры. “Когда заехали, не было никакой инфраструктуры, глушь полная, — рассказывает она.

— До ближайшего магазина — 20 минут пешком”. Спасли соседские чаты. Вместо салонов красоты — маникюрша в соседнем подъезде. Вместо доставки еды — соседские “наготовили котлет и борща, не справляемся, забирайте”.

В чатах организовывают совместные закупки (чтобы доставка была дешевле), обсуждают проблемы парковок, ищут попутчиков, чтобы добраться до метро.

В “мамском” могут написать: “Срочно нужен костюм зайчика на утренник/что делать с соплями/принимает ли районный врач?” Еще есть “болталка”, где обсуждают любые темы. Двое соседей, познакомившись там, в итоге поженились.

Инфраструктуру через какое-то время создали, а дружба осталась. “Мы оставляем друг другу детей — одна мама идет в магазин, а другая сидит и со своим ребенком, и с соседским”, — рассказывает Арина. Ее малышу три года, и она признается, что такая возможность пообщаться с кем-то, кто живет рядом, сильно помогает не закиснуть дома.

“Районы, отдаленные от центра, начинают жить своей жизнью, — говорит кандидат психологических наук, доцент РАНХиГС Кристина Иваненко. — Если до ближайшего ресторана надо добираться полтора часа, волей-неволей начнется какая-то самоорганизация”.

Но дело здесь не только в необходимости как-то жить. “В 90-х годах в обществе разрушалось доверие, — объясняет заместитель руководителя Центра городской антропологии КБ Стрелка Дарья Радченко. — Именно в 90-е люди научились не открывать двери по звонку.

Тогда же появляются железные двери и домофоны на дверях подъездов”. По ее словам, сейчас это доверие возвращается. После лесных пожаров 2010 года, когда люди мобилизовались для помощи пострадавшим, у нас стали крепнуть горизонтальные связи.

И сейчас они проявляются не только во время чрезвычайных ситуаций. 

Что нужно, чтобы соседи стали друзьями?

Настя живет в пяти минутах езды от метро “Митино”, формально — в Подмосковье. Свой ЖК из восьми домов жители называют “наша деревня”. Все первые этажи отданы под бизнес и общественные пространства.

Это домашние кафе (в них даже нет постоянного меню — просто пишут в Instagram, что сегодня на обед), тренажерные залы, студия керамики, выставочная галерея, салоны красоты, пабы. “Хозяин одного из них иногда пишет мне в соцсетях: “Я тебя вижу, ты бухаешь не дома!” — смеется Настя.

При этом хозяева заведений сами просят посетителей не шуметь после десяти вечера, чтобы не мешать соседям.

Настя выбирается развлекаться за пределы “деревни”, но говорит, что, если бы не работа, оттуда можно было бы не выезжать никогда. “У нас на этаже живут две семьи с детьми, одна пара и я, мы все очень дружим, — рассказывает она. — Я могу написать в чатик: “Ребзя, кто хочет пожрать вкусного чили? С вас вино, приходите!”  

“После Советского Союза у нас маятник качнулся от максимального коллективизма к максимальному индивидуализму, — говорит Кристина Иваненко. — Люди десятилетиями жили бок о бок, без личного пространства, и главным был коллектив”.

По ее словам, после этого “маятнику” нужно было дать время прийти в равновесие. Сейчас наконец наступил момент, когда возможен баланс. Люди готовы общаться, а застройщики — создавать пространства, в которых общаться будет комфортно.

Соседские отношения действительно в чем-то зависят от того, как построен ЖК. По словам Кристины Иваненко, больше шансов завести их там, где первые этажи отданы под социальные зоны, есть дворовое пространство и онлайн-поддержка (чаты или группы в соцсетях). Место, где живет Настя, идеально подходит под это описание.

Но есть и другое условие: чтобы отношения появились, нужно, чтобы кто-то в это вложился — силами, временем, желанием. Те же чаты хорошо работают только тогда, когда их кто-то модерирует — не допуская ни оскорблений, ни тысячи картинок в честь какого-нибудь праздника.

И если люди захотят общаться, они обойдутся и без социальных зон: для совместных закупок или прогулок с собаками кафе не нужны.

А чтобы желание общаться возникло, люди должны быть близки по духу. И тут, по словам Дарьи Радченко, многое зависит от маркетингового таргетирования жилья. Например, жилье эконом-класса покупают прежде всего из-за цены.

Соответственно, все, что объединяет там собственников, — это уровень доходов (и то не факт: многие покупают там квартиры под сдачу). “Но если у ЖК есть четкий бренд, то он привлечет людей, более-менее похожих по мироощущению, ценностям, предпочтениям, — говорит Радченко.

— Например, тех, кто хочет растить детей близко к природе и не вредить окружающей среде. И у таких людей будет больше шансов договориться, чтобы им привезли баки для раздельного сбора мусора”.

Поэтому такую атмосферу сложно создать в старых домах, жители которых не заезжали туда одновременно. Возможно, когда их построили и только-только заселяли, это и было так. Но потом кто-то продал квартиру, кто-то сдал, кто-то передал по наследству — и сообщества людей с общими ценностями там не стало. 

Настя говорит, что выбрала жилье именно по атмосфере: “Это было выше моего бюджета, но я поняла, что я другую квартиру не хочу”.

Добрые отношения как технология

“Любой большой город собирает самых амбициозных и работоспособных. Такие люди так много работают, что дома им уже не надо никакой коммуникации”, — говорит Кристина Иваненко. Зачем нам дружба с соседями, если дома хочется только завернуться в одеяло и посмотреть сериал?

Сергей Кузнецов, руководитель общероссийского проекта “Добрые соседи”, соавтор курса “Менеджер местного сообщества” НИУ-ВШЭ уверен: добрые отношения с соседями — это прежде всего технология, которая помогает решать многие проблемы. “Соседи — это не только люди, у которых можно одолжить соль и спички, — говорит он. — Это еще и люди, от которых мы зависим трубами, стенами, проводами”.

По жилищному кодексу управлять домом должны собственники — это они нанимают управляющую компанию и решают, что будет в их доме. И могут, например, отдать стену под рекламу, а за счет полученных денег снизить кварплату. Или поставить в подъезде кофейный аппарат.

Если вы снимаете квартиру, то глобальных решений принимать не можете — но, например, вопросы парковок и установки домофона касаются вас лично. Правда, как признает Кузнецов, сейчас к арендаторам относятся как к временщикам: “Все равно же съедут”. Хотя иногда аренда может длиться десять лет.

Виной этому — “серый” рынок съема.      

По словам Кузнецова, хорошие соседские отношения могут ощутимо повысить уровень жизни: “Если мы дружны, мы лучше взаимодействуем с управляющей компанией. Она делает свою работу лучше.

Дом становится лучше, рыночная стоимость квартиры вырастает”. А взаимодействие между домами поможет сделать безопаснее и чище уже район.

Кузнецов уверен: добрососедству и управлению своим домом сегодня можно и нужно учиться.

Кристина Иваненко добавляет: когда мы знакомы хотя бы с несколькими жителями дома, это улучшает и психологическое состояние — мы чувствуем себя расслабленнее и безопаснее. При этом для общения нам не надо куда-то ехать, а когда разговор надоест, его можно быстро свернуть и пойти домой.

“Соседские отношения не такие обязывающие. Не нужен особый повод для встречи, — объясняет Иваненко. — Можно просто посидеть на лавке, погулять с собакой. То есть это коммуникация, которая не требует много сил, а ресурсов дает много”.

И такое общение может спасти от одиночества в большом городе, которое испытывают многие.

При этом такие отношения вовсе не предполагают дружбы со всеми соседями. Настя, например, конфликтует с соседкой сверху, “бабушкой двух бесноватых пацанов” и любительницей классической музыки. Но за два года жизни в ЖК они ни разу не виделись — общаются только через соседские чаты.

“Я периодически пишу: “Дорогая Ольга, я, конечно, понимаю вашу любовь к классической музыке, но не могу ее с вами разделить, а вы вынуждаете! Не будете ли вы так любезны сделать потише. А также уймите своих внучат!” Помогает.

То есть даже конфликты при таких отношениях решаются проще — как минимум без полиции и скандалов.

“Еще недавно, когда человек делал ремонт, шумел и сверлил, нормой было не думать о соседях и ни на что не реагировать.

Логика была такая: “Я буду делать, что мне надо, — а вы покупайте беруши”, — говорит Дарья Радченко. — Теперь люди начинают предупреждать соседей о ремонте.

Норма меняется, сдвигается в сторону позитивных отношений”. Этот тренд только зарождается, он еще робкий и может быть перебит на взлете. Но он есть. 

Бэлла Волкова, Габриэла Чалабова

Источник: https://tass.ru/obschestvo/7297243

Койка на халяву. На что должны быть готовы арендаторы за бесплатное жильё

Живем соседи

“Бесплатно сдам хорошую отдельную комнату в Москве преподавателю английского в обмен на уроки для двух учеников — пятого и второго классов”. Это объявление Наталья дала, чтобы подтянуть иностранный у своих сыновей.

Мы живём около “Медведково”. Около года с нами жила девушка — учитель из Белоруссии, мальчикам она очень нравилась. Но из-за коронавируса ей пришлось уехать на родину. Важно, чтобы занятия были каждый день.

У нас семья не очень обеспеченная, оплачивать репетитора дорого. Условия проживания прекрасные! Дом находится недалеко от метро. Занятия заканчиваются до обеда, потом свободное время. Можно есть то, что я готовлю, мне не жалко.

Главное, чтобы результат был, — рассказала она по телефону.

Для таких “халявных” объявлений есть специальные группы в соцсетях (особенно их много во “ВКонтакте”) и сайты (например, “Мой сосед”). Там примерно поровну тех, кто ищет квартиру и кто хочет её сдать.

Мужчин среди арендодателей больше. У них тут свой интерес: чаще жильё сдают за интим-услуги. На фотографиях в глазах собственников тоска и надежда. Ещё бы, на кону самое святое — жилплощадь.

Хоть и скромная, но своя и чаще всего единственная.

Особо смелые предлагают потенциальным квартиранткам сразу руку и сердце (прописку и замужество) с уточнением: “Если характерами сойдёмся”. Большинство желает видеть в роли соседок женщин не старше 30–35 лет, симпатичных и не склонных к полноте.

Дмитрию 32 года. Симпатичный парень. Дал объявление во “ВКонтакте”. Сдаёт комнату в квартире, которую родители подарили на совершеннолетие.

На вопрос “Зачем тебе так знакомиться, кого-то с улицы домой приводить, это же опасно может быть?” Дмитрий отвечает, что работает до ночи, а на работе одни мужики. В выходные тоже не до знакомств — надо отоспаться. В квартиру приводить посторонних совершенно не боится. “У меня воровать нечего”, — отшучивается он.

Фото © ТАСС / Кирилл Кухмарь

Большой шанс пожить в Москве на халяву — у хозяйственных женщин. Есть немало собственников, готовых пустить жить в квартиру за выполнение домашних обязанностей. Геннадий, 49 лет, живёт вместе с мамой. Ищет “за незначительную помощь по хозяйству девушку, женщину, а можно и двух”. Описывает свои пенаты так, что и правда бросишь всё и поедешь.

“Большой дом в живописном месте, рядом Москва-река, сад фруктовый с соснами и елями, в саду фонтан, недалеко хорошие магазины по низким ценам”.

У вас дома какие полы? Если деревянные, то здесь особый уход нужен, — показала сразу знание дела корреспондент Лайфа, представившись одной из кандидаток на проживание.

Да обычный линолеум. Надо бы и с ремонтом помочь. Тут дел немного — квартира-то небольшая, всего две комнаты, — сказал он правду.

Ипотека или аренда. Что сейчас выгоднее — снимать жильё или купить своё

Но для кого-то и такое проживание — манна небесная. Женщины из ближних республик согласны готовить и драить комнаты за бесплатное жильё. У них и раньше денег было немного, а сейчас из-за эпидемии дохода совсем нет. Ещё одна категория — дамы за 40, которым оказалось негде жить.

Надежда — одна из них. Она приехала в Москву из небольшого села под Воронежем. Познакомилась с мужчиной, стали жить вместе. Дом свой продала, сожитель нигде не работал, а её зарплаты кассира на двоих не хватало. Сейчас он нашёл другую пассию и в доме Наде отказал.

Мне хотя бы на несколько месяцев найти квартиру бесплатно или совсем дёшево. Осенью в Москву переедет сестра, снимем с ней что-нибудь на двоих, — делится планами женщина.

Риелторы говорят, что обычно собственники жилья с нестандартными требованиями в агентства не обращаются, потому что понимают, что с ними мало кто возьмётся работать. Они сами предлагают свои квартиры в Интернете через специальные сайты или группы.

В нашей практике был случай, когда собственники говорили, что им нужна домработница, которая должна убираться, готовить еду. При этом комната сдавалась с дисконтом в 50%.

Были хозяева, которым требовалась симпатичная девушка определённого возраста или сиделка для пожилого человека. Но всегда была какая-то стоимость, которую жильцы должны были платить.

Минимальная сумма, за которую сдавалась комната, составляла пять тысяч рублей, — рассказал руководитель Департамента аренды компании “Азбука жилья” Роман Бабичев.

На фоне карантинных мер участились случаи условно безвозмездной сдачи недвижимости. Например, дачи готовы сдавать бесплатно за уборку на участке и приведение его в предпродажный вид, а квартиры в новостройках — в обмен на ремонт, — делится наблюдениями руководитель Департамента аренды жилой и коммерческой недвижимости федеральной компании “Этажи” Ольга Павлинова.

Фото © ТАСС / Артеменков Александр

Некоторые люди идут дальше: они ищут бесплатно не аренду, а квартиру в собственность. Авет приехал с родителями в Москву ещё в детстве из Армении. “За всё время не было возможности иметь своего жилья. Живу я на съёмной комнате. Подарите мне хотьбы комнатку в районе Новой Москвы за 2,5 мил руб.

Для некоторых это пустяк (ихнее счастье от этого меньше не станет), а для меня это будет просто фантастическая удача. Буду до конца жизни очень благодарен тому кто подарит. Готов к любым проверкам” (орфография и пунктуация автора сохранены). Это объявление он дал в соцсетях больше двух лет назад. С тех пор ничего не изменилось.

Мужчина так и скитается по съёмным углам.

Дарующих людей очень мало. Хотя слышал реальный пример с другого сайта: там многодетной бедной семье подарили квартиру. А я про свой пост почти забыл и уже не надеюсь, — вздыхает он.

“Мы ищем человека весёлого, терпеливого и с большим сердцем”. Это объявление с английского сайта www.spareroom.co.uk. Софи нужен арендатор, который будет бесплатно жить со старенькой бабушкой Маргарет.

Ей 93 года, она любит кроссворды, головоломки и музыку. Скучает по выпечке, совместным чаепитиям и ощущению, что нужна людям. От квартиранта требуется проводить время с Маргарет, иногда готовить для неё.

Взамен предлагается комната в квартире с тремя спальнями и огромным балконом с видом на Темзу.

Такая “добрая аренда” не редкость. Когда выросший сын австралийки Людвины Даутович уехал из дома, супруги остались вдвоём. В квартире стало непривычно пусто и одиноко.

Сначала сдавали освободившуюся комнату через Airbnb. Но это оказалось делом хлопотным. Приходилось тратить много времени на уборку для следующего гостя.

Тогда Людвина стала пускать гостей бесплатно, а они взамен помогали ей вести хозяйство.

В конце концов всё получилось замечательно. Эти люди сделали нашу жизнь проще, а мы оказались полезными для них, — рассказывает женщина.

В итоге супруги придумали сервис The Room Xchange. Здесь размещают объявления люди, которые ищут жильё без арендной платы. Взамен гости готовы посвящать несколько часов в день работе по дому. Аналогичный сервис — Homeshare — есть в Великобритании. Здесь тоже за помощь хозяевам людям предоставляют бесплатное жильё. Чаще всего собственники — пенсионеры, которым уже сложно заниматься бытом.
Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.