Вторая приватизация в россии

Аэропорты, заводы, НИИ: что правительство намерено приватизировать в ближайшие три года

Вторая приватизация в россии

Правительство утвердило план приватизации до 2022 года включительно. Предполагается, что государство продаст 86 унитарных предприятий, 199 долей в различных акционерных обществах и свыше 1,1 тыс.

других объектов имущества: земельных участков, зданий и т д.

Так, сократится участие государства в ВТБ, компаниях «Совкомфлот» и «Росспиртпром», будут приватизированы некоторые судостроительные предприятия, аэропорты Элисты, Грозного и Магнитогорска, а также порты Астрахани, Новороссийска и Махачкалы.

Правительство утвердило план приватизации федерального имущества на 2020—2022 годы. Она затронет 186 акционерных обществ, в которых есть доля государства, 86 предприятий, принадлежащих РФ, а также доли в 13 открытых акционерных обществах (ОАО) и 1 тыс. других объектов имущества.

Также по теме

План действий: какие законопроекты подготовит правительство России в 2020 году

Правительство России обнародовало перечень из 230 законопроектов, которые должны быть подготовлены в 2020 году и затем переданы на…

Продажа этого имущества частным лицам позволит в течение трёх лет пополнять бюджет на 3,6 млрд рублей ежегодно, подчеркнули в кабмине.

«Поступления в федеральный бюджет от приватизации федерального имущества без учёта стоимости акций крупнейших компаний, занимающих лидирующее положение в соответствующих отраслях экономики, предусмотрены в 2020—2022 годах в размере 3,6 млрд рублей ежегодно», — говорится на сайте правительства РФ.

Соответствующее распоряжение было подписано премьер-министром Дмитрием Медведевым. Обеспечивать процесс приватизации будет Минэкономразвития.

Приватизация не коснётся субъектов естественных монополий, к числу которых относятся, например, предприятия ЖКХ. Также она не затронет предприятия военно-промышленного комплекса и некоторые другие организации.

Продажа государственного имущества преследует несколько целей — создание условий для эффективного управления, оптимизация структуры госимущества и повышение эффективности продажи акций госкомпаний.

Всего Россия на 1 января 2019 года владела 700 унитарными предприятиями и была акционером или участником 1130 обществ, около трети из которых (368) принадлежали государству полностью.

Приватизированы будут 86 унитарных предприятий, 186 акционерных обществ, 13 долей в ООО, а также 1168 объектов имущества, принадлежащих государству. В число последних входят земельные участки, здания, недостроенные объекты.

ВТБ, «Совкомфлот» и судостроительные заводы

Среди наиболее значимых предприятий, в которых государство сократит свою долю, — банк ВТБ (до 50% + одна акция), компании «Современный коммерческий флот» (до 75% + одна акция) и «Росспиртпром» (до 75% + одна акция). Решения по поводу них будут приниматься в соответствии с конъюнктурой рынка и рекомендациями инвестиционных консультантов.

Отметим, что «Совкомфлот» — крупнейшая российская судоходная компания. В декабре 2019 года британское отраслевое издание Lloyd's List назвало её компанией 2019 года «за лидерство в различных направлениях деятельности, включая успешное внедрение технологии использования экологически более чистого газомоторного топлива».

Также будут приватизированы некоторые порты и судостроительные заводы, в том числе предприятие «Море», расположенное в Феодосии. Коснётся этот процесс и другого крымского предприятия — 13-го судоремонтного завода Черноморского флота, находящегося в Севастополе.

Запланирована продажа всех акций федерального правительства в петербургском предприятии «Адмиралтейские верфи» (в настоящее время государство владеет 0,31% акций).

То же самое касается петербургского Средне-Невского судостроительного завода (23,5% акций), северодвинских Северного машиностроительного предприятия (2,16%) и центра судоремонта «Звёздочка» (9,6%).

При этом предприятия останутся в структуре Объединённой судостроительной корпорации (ОСК).

Приватизированы будут аэропорты Элисты, Магнитогорска и Грозного (АО «Вайнахавиа»), порт Астрахани, а также Новороссийский и Махачкалинский морские торговые порты.

Процесс приватизации также коснётся издательства «Высшая школа», которое издаёт около трети книг в России. Государство перестанет владеть и АО «Мелодия» — старейшей в звуковой индустрии РФ фирмой.

Научные исследования, здравоохранение и сельское хозяйство

Значительная часть приватизируемых предприятий относится к сфере научных исследований и разработок: из 86 унитарных предприятий таких 16, а из 199 с долей государства — 23.

Государство продаст принадлежащие ему доли в московском НИИ вычислительных комплексов имени М.А. Карцева, петербургском Научном конструкторско-технологическом бюро «Кристалл», Научно-техническом центре радиоэлектронной борьбы.

Другую значительную часть приватизируемых предприятий составляют организации сферы здравоохранения. Среди них два санатория, нескольких центров дезинфекции и организации, связанные с профилактикой.

Государство перестанет владеть и рядом предприятий в сфере сельского хозяйства. Речь идёт о племенных конных заводах «Лавинский» в Ульяновской области и «Куединский» в Пермском крае, конюшне «Вологодская» в Вологодской области, рыбоводном хозяйстве в Ростовской области и других.

«Следует более активно проводить приватизацию»

В России неоднократно призывали проводить приватизацию государственного имущества. Так, в августе 2018 года премьер-министр Дмитрий Медведев отмечал, что именно избыточное участие государства в экономике препятствует развитию конкуренции.

«Следует более активно проводить приватизацию государственной собственности, хотя это не всегда просто, особенно на региональном и муниципальном уровнях», — отмечал глава кабмина.

Медведев также сообщил, что в некоторых сегментах экономики госучастие только возрастает.

Источник: https://russian.rt.com/russia/article/706049-privatizaciya-pravitelstvo-rossiya

Приватизация 2.0: В следующем году Россию лишат стратегических активов

Вторая приватизация в россии

В Государственной Думе жёстко раскритиковали министра финансов Антона Силуанова за “продолжение преступной приватизации”. В 2021 году с молотка планируется пустить более 300 предприятий.

В 2021 году с молотка планируется пустить более 300 предприятий, которые сейчас находятся в государственной собственности. Многие из них прибыльные, другие в минусе, однако имеют стратегическое значение для страны, в том числе и в части национальной безопасности.

В связи с этим представители сразу нескольких фракций направили премьеру Михаилу Мишустину записку с просьбой оценить итоги приватизации 1990-х годов, чтобы не допустить разграбления страны уже в настоящее время. Планы у Минфина грандиозные – в 2021–2023 годах распродавать имущество в среднем на 3,5 миллиарда рублей в год.

Это обстоятельство вызывает жёсткую реакцию лидера КПРФ в Государственной Думе Геннадия Зюганова:

Силуанов внёс предложение под диктовку МВФ распродать последнюю собственность, которая обеспечивает стабильность. Продолжение той преступной приватизации – это уничтожение последней экономической базы, которая может обеспечить возрождение страны и элементарную стабильность.

Главный лоббист приватизации в России министр финансов Антон Силуанов готов пустить с молотка всё, что криво стоит, лежит, ездит или плавает: один из крупнейших российских энергетических холдингов “РусГидро”, провайдер цифровых услуг и сервисов “Ростелеком”, одну из самых крупных электросетевых компаний в мире “Россети”, а также два морских порта – Махачкалинский и Новороссийский. Распродажа уже вовсю идёт. Так, 7 октября 2020 года на IPO, то есть на первое публичное размещение, вывели крупнейшую судоходную компанию России “Совкомфлот”.

Прибыли уходят

Похожая участь постигла и виноградно-винодельческий комбинат, расположенный на южном берегу Крыма “Массандра”. Известно, что “Массандра” ушла за 5,327 миллиарда рублей. По оценке Геннадия Зюганова, это не деньги за такой хороший актив.

Такие объекты, как “Массандра”, так же как Большой театр, “Лужники” или Третьяковская галерея, не продаются. Те, кто допускает такую распродажу, не меньшие преступники, чем Чубайс со всей его воровской командой.

Чем “Массандра” не угодила Минфину, непонятно. Одно дело избавляться от убыточного актива, а совсем другое – от предприятия, которое приносит доход.

По данным бухгалтерской отчётности, выручка предприятия за девять месяцев 2020 года составила миллиард 900 миллионов рублей, а чистая прибыль – более 320 миллиардов. Выручка, таким образом, выросла в 1,7 раза.

Однако “Массандру” продали со всеми её четырьмя тысячами гектаров виноградников, производственными мощностями, восемью филиалами и коллекцией вин более чем из миллиона бутылок.

Приватизация Сбера

Ранее глава Счётной палаты России Алексей Кудрин отмечал, что приватизация российской госсобственности даёт не только доходы, которые можно потратить на инфраструктуру, образование, здравоохранение, но и на привлечение независимых директоров и частных инвесторов к управлению этими компаниями и углубление финансового рынка. Эти предлоги вполне могут быть использованы и для того, чтобы пустить с молотка Сбер, уверен экономист Михаил Делягин.

Сбербанк – это просто актив, которым нужно управлять, а управлять им никто не может и не умеет. Это дикая головная боль, поэтому нужно приватизировать. И это подготовка к приватизации.

По самым оптимистичным подсчётам, в 1990-е годы приватизацией было разрушено 75 тысяч промышленных предприятий страны и 50 тысяч коллективных хозяйств.

В середине 1980-х Советский Союз производил, по максимальной оценке, до 20% мировой промышленной продукции, а сейчас у его правопреемницы России эта доля менее 2%.

И вряд ли эта цифра вырастет, если Россия останется вообще без государственных предприятий.

Я не против приватизации как таковой.

От некоторых активов действительно можно и нужно избавляться – от тех, что тянут карман. Но продаются в числе прочего и прибыльные компании, которые плотно встроены в инфраструктуру страны и обеспечивают её жизнедеятельность.

А ведь далеко не всегда актив в руках эффективных менеджеров извне работает как часы. И тогда они начинают шантажировать государство закрытием “стратегически значимого” предприятия, что выливается в различного рода субсидии, ведь жить без, например, почты, флота или железных дорог очень не комильфо.

Таким образом, приватизируя предприятия, государство снимает с себя бремя получения их прибыли, но сохраняет обязательства сохранения рабочих мест и обеспечения экстренной помощи в случае весьма вероятных кризисов. Удачная сделка обычно выглядит несколько иначе.

Источник: https://tsargrad.tv/articles/privatizacija-20-v-sledujushhem-godu-rossiju-lishat-strategicheskih-aktivov_309116

Россию ждёт новая приватизация – бессмысленная и беспощадная

Вторая приватизация в россии

Как вы думаете, ради чего правительство затевает новый виток приватизации? Как утверждается, чтобы за три года собрать 17 млрд рублей. Много это или нет? Как поглядеть. Известно, что на продажу выставляют 1826 объектов – 477 акционерных обществ, 298 государственных унитарных предприятий, доли в 10 обществах с ограниченной ответственностью и 1041 объект госимущества.

Так вот, разделив ожидаемый доход на число реализуемых активов, получаем, что средняя выручка за один объект – всего 9,2 млн рублей. Это цена далеко не самой роскошной квартиры в Москве. Не продешевил ли Дмитрий Медведев, подписывая план этой странной приватизации?

Экспертное сообщество недоумевает: неужели нас всё-таки задавили санкциями настолько, что бюджету без приватизации никак не обойтись? Но если это так, почему правительство не говорит об этом открыто, а рапортует народу, что всё у нас потрясающе, санкции – мимо, а экономика вот-вот рванёт вверх? Да, и кому правительство намеревается продать государственное имущество? Это хотя бы известно? Не получится ли так, что покупателем выступит некий чудак, например, из Катара, а на самом деле собственность перейдёт к кому-то другому – скажем, сырьевому гиганту из США? Правительство на эти вопросы не отвечает по понятной причине: отвечать нечего, а врать, вероятно, не хочется. Попробуй-ка объясни народу, почему приносящие доход ВТБ, АЛРОСА, «Совкомфлот», Приокский завод цветных металлов или ликёроводочный «Кристалл» должны быть распроданы! Остаётся обратиться к экспертам-экономистам за разъяснениями: ну и зачем нам вся эта приватизация? К чему она приведёт и кто в итоге соберёт все пенки и сливки?

Может, дешевле повысить акцизы?

Потенциальных бенефициаров уже кратко, но ёмко, охарактеризовал советник президента России Сергей Глазьев: «спекулянты и мародёры». Это те, кто за четверть века построил в стране «блатной капитализм» и теперь рассчитывает сорвать куш ещё раз – за счёт государства, «просевшего» из-за санкций.

К тому, что думает о происходящем советник главы государства, мы ещё вернёмся, а пока ещё раз обратимся к калькулятору. Итак, в этом году правительство рассчитывает выручить от приватизации 5,8 млрд рублей. А расходная часть бюджета на 2017 год составляет 16,2 трлн рублей.

«Таким образом, доходы от приватизации составят лишь 0,04% по отношению к бюджетным расходам! – приходит в недоумение от своего подсчёта профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов. – Подобный эффект эквивалентен введению или повышению любого акциза – скажем, на алкоголь или предметы роскоши.

Вожделенные 5,8 млрд рублей по курсу – это примерно 100 млн долларов. Это меньше, чем годовая прибыль многих активов, включённых правительством в программу приватизации!»

Имеет смысл в этой связи кое о чём напомнить. Прошлым летом правительство исподтишка, без роудшоу и своевременного оповещения продало 10,9% акции крупнейшей в мире алмазодобывающей компании АЛРОСА. Доля государства в капитале этой компании, таким образом, сократилась до трети.

Как сообщили «Ведомости», «госпакет АЛРОСА продали за 52,3 млрд рублей – несмотря на то что «книга заявок» была переподписана в 2 раза. А теперь давайте-ка сопоставим: только за первую половину минувшего года прибыль АЛРОСА составила 186,7 млрд рублей.

Правительство точно не продешевило? А национальная безопасность точно не пострадала от того, что 12% «Вертолётов России» ушло из Ростеха не в РФПИ, а в таинственный арабский фонд?

«Власти готовы отдать куриц, несущих золотые яйца, практически бесплатно», – резюмирует Катасонов. Но и это, как выясняется, ещё цветочки.

Члены правительства уверяют народ, мол, ничего страшного, ведь многие сделки не являются полной приватизацией, государство непременно сохранит за собой контрольный пакет – 50% плюс одна акция (как мы видим на примере АЛРОСА, это далеко не всегда так).

Таким образом, как полагает эксперт, «на нынешнем этапе приватизации государство может утратить контроль над многими компаниями, постепенно превращаясь в миноритарного акционера».

Кому мало примера АЛРОСА – возьмём тот же «Совкомфлот». Годовая прибыль компании – 400 млн долларов.

Так вот, правительство готово снизить долю государства в «Совкомфлоте» с нынешних 100% до 25! А ведь «Совкомфлот» – крупнейшая отечественная судоходная компания, основной перевозчик нефти и сжиженного газа.

Ни у кого в мире нет столько танкеров ледового класса, никто больше не имеет возможности вывозить углеводороды из районов со сложной ледовой обстановкой. Ну и к чему такое добро продавать, да ещё за бесценок?

Или взять банк ВТБ, крупнее которого только Сбербанк. Частично его уже приватизировали, у государства осталась доля в 60,9%. А правительство намеревается снизить её до 25%, как и в случае с «Совкомфлотом». Но в случае с ВТБ правительству крепко подгадили санкции – трудно теперь найти иностранных инвесторов.

Не будет плана – не будет и качества жизни?

Так и тянет сделать далеко идущие выводы – мол, всё ясно с этой приватизацией. Кто-то преднамеренно занимается то ли вредительством, то ли стяжательством. Но не спешите с выводами, возможно, дело не только в чьём-то желании урвать себе кус побольше.

Вот, скажем, экономист Сергей Глазьев уверен: корень зла кроется в том, что правительство не исполняет закон о стратегическом планировании, принятый по требованию президента Владимира Путина. Не то чтобы вовсе манкирует – перенесло сроки его исполнения на три года.

А нет стратегического планирования – нет и понимания, что и как нужно продать, чтобы извлечь максимум выгоды. К слову, над законом о стратегическом планировании эксперты работали около двух десятилетий.

И теперь Глазьев предупреждает: «Либо наши рекомендации будут реализованы правительством, либо эволюция нашей экономики будет следовать за управляющими импульсами из Китая, Европы и США.

Но на периферии между западным и восточным центрами мы не сможем не только сохранить свой суверенитет, но и обеспечить приемлемое качество жизни населения». А экономист Михаил Делягин идёт ещё дальше, пророча, что «новая волна приватизации может столкнуть нашу страну в чудовищную смуту».

Не так давно депутаты Госдумы от «Единой России» и КПРФ попытались прояснить для себя, в чём же кроется смысл новой приватизации. Стали пытать правительство. И услышали примерно следующее: оказывается, во всём виновата Федеральная антимонопольная служба. Всё закрутилось как бы с подачи ФАС.

Прошлой осенью её глава Игорь Артемьев растрезвонил о том, что государство вроде как наступает на бизнес. Якобы в 2005 году в государственном секторе экономики «ковалось» порядка 35% ВВП, а спустя 10 лет доля выросла аж до 70%. Непорядок! Подрывают основы рыночной экономики! Прозвучавший из ФАС «караул!» и стал для правительства сигналом к действию.

Теперь и спрос со структуры Артемьева. А правительство, выходит, как бы не при делах.

Максим ОСАДЧИЙ, начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования (БКФ):

– Мне бы, наверное, стоило поддержать затею правительства, исходя из того, что массовая распродажа госимущества, возможно, сгладит проблемы с бюджетом. Но я скажу по-другому: едва ли нам следует затыкать дыры в бюджете любой ценой.

Правительству следовало бы увеличить госдолг, а не распродавать госсобственность за бесценок. Этим следовало бы заняться после того, как Запад отменит санкции. В экономике есть раздел, теория контрактов. Так вот, исходя из этой теории, государство не является эффективным собственником.

Приватизация производственных предприятий, находящихся в государственной собственности, – путь к повышению эффективности экономики. Но ведь это не означает, что приватизацию следует превратить в разбазаривание государственной собственности.

Ведь государственные активы могут перейти к гораздо менее эффективным собственникам, чем государство. И новые собственники запросто «раздерибанят» доставшееся им по дешёвке имущество. Мы это уже наблюдали в 90-е годы, в ходе так называемой «ваучерной приватизации».

Реакцией стало неприятие приватизации в общественном сознании. В общем, затыкать дыры любой ценой – это не выход. Всё-таки не пожар. Кризис заканчивается, санкции, думаю, скоро снимут. Наши активы подорожают. Стоит проявить терпение.

Нужна национализация?

Экономисты, впрочем, считают, что Артемьев неслабо так передёргивает. О каком «наступлении государства» можно вести речь, если сегодня доля госсектора не превышает 2,3% в общей структуре экономики (ещё 4,5% – муниципальные предприятия). На одной чаше весов – 6,8% компаний и организаций, а на другой – остальные 93,2%. Как-то, знаете ли, сомнительно, что глава ФАС вообще умеет считать.

«Можно возразить, что, мол, исчисление удельного веса госсектора исходя из общего числа активов некорректно, – разъясняет Катасонов, – по той причине, что государственные организации могут быть заведомо крупнее частных. Возможно. Давайте оценим долю госсектора с помощью показателя «основные фонды».

До приватизации Чубайса в госсекторе, по данным Росстата, находилось около 90% основных фондов российской экономики. После бандитской приватизации 90-х годов этот показатель упал до 25%. А сегодня он составляет всего 18%». Заметим, что эти 18% госсектора создают добрую половину российского ВВП.

В общем, расчёты Артемьева не выдерживают никакой критики, ведь получается, что это не государство контролирует 70% всех активов страны, а частники – добрые 80% активов! Впору ставить вопрос об эффективности частного сектора в принципе (Глазьев, Делягин и Катасонов полагают, что он в целом неэффективен).

Так, быть может, России нужна не приватизация, а, напротив, – национализация?

Эта мысль, похоже, витает в воздухе. Вот и министр экономического развития Максим Орешкин в интервью Financial Times заявил, что приватизация не панацея, а для оживления российской экономики нужна не приватизация, а здоровая конкуренция. «Если мы просто приватизируем крупные государственные компании, то конкурентная ситуация не улучшится», – констатировал министр.

Резонный вопрос: а где был Орешкин, когда правительство утверждало программу приватизации на 2017–2019 годы? Может, болел? «До заседания правительства министр говорил очень правильные вещи, – недоумевает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич.

– Но прошло всего две недели, и оказалось, что правительство всё-таки готовит продажу предприятий, которые «доминируют в определённых секторах». Хотя, по Орешкину, такие продажи не сказываются на общем росте экономики и даже ухудшают конкуренцию.

Когда власти делают частными естественные монополии, они почти всегда меняют их хозяйственную деятельность в сторону, противоречащую интересам общества. В результате вторичные негативные эффекты расходятся по экономике как круги по воде».

Разумнее дождаться отмены санкций?

Впрочем, Орешкин в правительстве не единственный противник приватизации. Вот и вице-премьер Ольга Голодец намедни предложила вместо распродажи госсобственности прибегнуть к более эффективному способу пополнить казну – отказаться от единой 13-процентной ставки подоходного налога и перейти к прогрессивной шкале.

А что, очень даже в духе предложений Глазьева и Катасонова, по подсчётам которых таким образом можно легко удвоить доходную часть бюджета. «Я могу объяснить нынешнюю приватизацию лишь наличием умысла, – резюмирует Андрей Бунич. – Это кому-то выгодно.

Что может быть выгоднее распродажи лучших кусков госсобственности? Путь, который избрал экономический блок правительства, – тупиковый, а упорство, с которым правительство действует, вызывает недоумение».

Между тем выясняется удивительная вещь: оказывается, госпредприятие может быть намного рентабельнее частного. И дело здесь вовсе не в мотивации персонала или в производительности труда. Дело в кредитах. Банковский сектор намного охотнее кредитует государственные предприятия, нежели частные.

Причина понятна: если прогорит частник, то и заём зависнет. Прогорит государство – кредит всё равно отдадут за счёт госбюджета. Вот потому-то госпредприятия кредитуют под очень низкий процент (порядка 2% годовых), а частников – под 8–10%.

И получается, – разъясняют экономисты, – что как только предприятие переходит из государственной собственности в частную, доходность падает. Таким образом, с точки зрения управления предприятием приватизация несёт убытки, ведь в случае приватизации предприятию приходится больше тратить на обслуживание кредитов.

А остатки прибыли высасывают акционеры. О каком развитии производства можно в таком случае вести речь?

Ну а если дистанцироваться от экономических мудрствований и просто оглянуться вокруг? Ясно же: кризис на дворе, санкции. Стоимость российских активов падает.

Иностранцам и хочется и колется: а ну как их участие в распродаже российской госсобственности осудят партнёры? Так, может, стоит повременить с приватизацией – если не до реализации президентского закона о стратегическом планировании, то хотя бы до частичного снятия санкций?

Юрий БОЛДЫРЕВ, экономист, бывший зампред Счётной палаты:

– Считаю «новую волну» приватизации намного более вредной, нежели приватизация Чубайса. Больше скажу: это диверсия против народа и государства. Распродавать стратегические активы, такие как «Совкомфлот», да ещё на пике низких цен, – преступление.

Можно было бы понять действия правительства, если бы имущество передавалось нашему стратегическому союзнику (помнится, Белоруссия намеревалась приобрести пакет акций «Башнефти» – не дали). Но мы же не знаем, кто станет собственником, нам не говорят.

Народ, выходит, как бы и ни при чём – правительство всё решает.

Вот, кстати, о народе – было бы справедливо провести приватизацию так, чтобы имущество продавалось по какой-то системе наделения им граждан России. И без права дальнейшей перепродажи, как во времена ваучеризации.

Вот тогда приватизация стала бы механизмом перераспределения прибыли в пользу населения. Это было бы справедливо. Впрочем, я понимаю мотивы правительства.

Только приватизация позволит ему, ничего не делая и ничего не меняя, не разворачивая страну в сторону развития, ещё на полгодика или на годик продлить иллюзию благополучия.

Иллюзию! И на очень короткий срок! Ни о каком развитии экономики вести речь не приходится – очевидно же, что правительство, даже бы и захотело, не способно это сделать. Хотя о чём я вообще? Выяснять, почему диверсанты отравляют колодец, а не благоустраивают его, совершенно бессмысленно. Это же их задача.

Источник: https://versia.ru/rossiyu-zhdyot-novaya-privatizaciya-bessmyslennaya-i-besposhhadnaya

Зачем нужна вторая волна приватизации в России

Вторая приватизация в россии

В конце декабря в «Московском комсомольце» была размещена очень неплохая статья нашего левого аналитика Бориса Юльевича Кагарлицкого, которую мы в виду ее важности предлагаем вниманию наших читателей, а потом немного прокомментируем и дополним своими рассуждениями.

«Зачем нужна ускоренная передача государственной собственности в частные руки?

Новая волна приватизации в России уже началась. Первым делом государство стало избавляться от акций Сбербанка, которые, по настоянию вице-премьера Аркадия Дворковича, пошли на продажу осенью.

К каким именно печальным последствиям привела эта инициатива, чуть ниже, но ясно одно, что логика и цели «новой приватизации» далеко не очевидны.

Эта ситуация привлекла внимание Института глобализации и социальных движений, который подготовил доклад «Ненужная приватизация: разоружение перед кризисом». В нем проанализированы планы и действия правительства в ходе реализации нового этапа приватизации.

Российский гражданин, когда слышит слово приватизация, на подсознательном уровне сразу подозревает какой-то обман. Опыт 1990-х годов крепко сидит в массовом сознании и вряд ли его удастся вытравить какими-либо академическими поучениями о пользе свободного рынка и частной собственности.

Напротив, экспертное сообщество, где тон задают либеральные экономисты, приходит в умиление всякий раз, как только произносится это слово.

Тем более поучительно то, что на сей раз массовая распродажа государственных активов, идеологом и политическим инициатором которой выступает Аркадий Дворкович, вызывает недоумение даже у значительной части экспертов, придерживающихся вполне либеральных взглядов.

Директор Института народно-хозяйственного прогнозирования академик Виктор Ивантер заявил, что «риски новой приватизации высоки». «Совершенно непонятно», чего собираются достичь авторы этой программы, — такого же мнения придерживается замдиректора Института естественных монополий Александр Григорьев, и даже в Институте Гайдара эксперт Сергей Жаворонков не видит большого смысла в подобном начинании.

Настойчиво добиваясь ускоренной передачи государственной собственности в частные руки, Дворкович так и не смог внятно и убедительно объяснить, зачем всё это делается и почему форсировать процесс нужно именно сейчас. Однако трудно удержаться от подозрения, что, рассуждая о непонятных целях «плана Дворковича», эксперты немного лукавят.

Просто у нас в «приличном обществе» о некоторых вещах вслух говорить не принято.

Все знают, что существуют конкретные группы компаний и лиц, заинтересованные в процессе, но все делают вид, будто события происходят сами собой, а правительственные чиновники, принимающие решения, совершенно случайно делают так, что самые ценные куски государственной собственности превращаются в чье-то частное имущество…

В посвященном планам новой приватизации докладе Института глобализации и социальных движений указывается, что в бытность Дмитрия Медведева президентом Дворкович принимал активное участие в создании «приближенного» пула бизнесменов, связанных с главой государства.

В группу «медведевских» бизнесменов входят Зиявудин Магомедов, Сулейман Керимов, Ахмед Билалов, Игорь Юсуфов и Михаил Абызов. Теперь, когда Медведев возглавил правительство, позиции молодого либерального экономиста не только не ослабели, но даже в определенном смысле укрепились, ведь он получил доступ к принятию конкретных «технических» решений.

Приватизация дает его друзьям отличные возможности в очередной раз укрепить свои позиции на рынках.

В августе «Ведомости» опубликовали письмо Дворковича президенту России с подробным перечнем подлежащих продаже государственных активов и просьбой поручить ему «исполнение названных мероприятий», а в сентябре 2012 года он заявил о необходимости распродажи государственных долей в крупных компаниях. Показательно, что произнесено это заявление было в Лондоне.

Ведь именно на лондонскую биржу стремятся выводить свои акции российские капиталисты.

Список приватизируемых активов впечатляет. Сбербанк уже продал 7,58% своих активов. Цена предложения составила 93 рубля за акцию, хотя в 2008 году акции продавали по 110 рублей, а в 2011-м, когда цена восстановилась после кризисного падения, за 109 рублей.

Комментируя эту сделку, Алексей Михайлов, эксперт Центра экономических и политических исследований, задается вопросом: «Складывается такое ощущение, что никто особенно и не хотел получать максимальную цену сделки, предпринимать для этого усилия, выбирать выгодный момент». Как всегда, новые владельцы акций остались никому не известными.

Имена частных акционеров крупных корпораций у нас самая главная государственная тайна. Что же касается выручки, которую получил Центробанк от продажи активов, то зампред ЦБР Сергей Швецов откровенно сообщил, что рубли пойдут «в печку».

Государство, оказывается, приватизирует свою собственность не ради получения дохода, а ради уменьшения денежной массы! В бюджет 2012 года от продажи Сбербанка не поступит ни копейки. Происходит это в то самое время, когда правительство «оптимизирует» расходы на здравоохранение и образование, мотивируя свои решения недостатком средств!

Хотя Сбербанк не становится частным, государственная доля в банке в ближайшее время будет еще более размыта с помощью дополнительной эмиссии. Такой же способ планируют применить в отношении энергетического комплекса страны. Предприятия энергетики вообще являются самым лакомым куском.

В программе приватизации, которую еще в начале июня 2012 года утвердило правительство Дмитрия Медведева, была предусмотрена продажа крупнейших акционерных предприятий с государственным участием, включая нефтяные и электроэнергетические компании.

До 2016 года запланирован выход государства из уставных капиталов «РусГидро», «Зарубежнефти», до 75% плюс одна акция должна упасть доля государства в «Транснефти» и «ФСК ЕЭС». В 2013 году планируется начать продажу акций «Роснефти».

В приватизационных списках фигурируют также РЖД, «Совкомфлот», «Росагролизинг», Россельхозбанк, аэропорт Шереметьево и «АЛРОСА». На фоне столь обширных планов очень скромно выглядит проект уменьшения государственной доли в «Роснано» — самом сложном и спорном правительственном проекте.

Он явно не интересен частному бизнесу (что свидетельствует и о качестве решений чиновников, запустивших в свое время этот проект). С помощью выпуска и размещения дополнительно эмитированных акций в 2012 году государственная доля должна уменьшиться до 90%. Однако и этот план выглядит не слишком убедительно.

Примечательно, что, как и в случае с «Роснано», сокращение доли государства в компании «Уралвагонзавод» — до 75% плюс 1 акция, в Объединенной авиастроительной корпорации — до 50% плюс 1 акция и в Объединенной судостроительной корпорации — до 50% плюс 1 акция.

https://www.youtube.com/watch?v=VEgVoj9NPdc

Окончательный перечень компаний, акции которых планируется отдать в частные руки, пока неизвестен, но общая картин вполне ясна. По сути, государство должно будет субсидировать заранее очерченные коммерческие круги, теряя важные источники пополнения бюджета и механизмы воздействия на ситуацию в экономике.

Корпорации, в капитале которых всё ещё участвует государство, играют важную роль в развитии экономики, помогая поддерживать спрос на отечественном рынке. С их помощью власть может в условиях обострения кризиса реализовывать инвестиционные проекты и стимулировать потребление.

Они могут стать важными инструментами управления хозяйственной ситуацией.

Беда в том, что государство не только не получит от продажи активов значительных выгод, но и будет обезоружено перед новой волной глобального кризиса, уже катящейся на нас из Европы.

Если к этому добавится «охлаждение» экономики Китая, то спрос на российское сырье упадет, а вместе с тем сократится и приток нефтедолларов. В таких обстоятельствах принципиально важна способность государства развивать внутренний рынок.

Но именно по этой способности наносит удар политика «новой волны» приватизации.

В таких условиях Дворкович может оказаться для развития нашего общества такой же роковой фигурой, как Егор Гайдар в начале 1990-х. Хотя возможно, что для него самого сравнение с Гайдаром звучит как похвала… Только не надо забывать, что большинство россиян придерживается иного мнения.»

Борис КАГАРЛИЦКИЙ, директор Института глобализации и социальных движений.

От редакции «Рабочего Пути»:

В принципе, Б.Ю.Кагарлицкий написал все совершенно правильно и вполне понятным языком, доступным любому гражданину нашей страны со средним образованием. Нам остается разве что только добавить пару фраз, коротко выделив суть сказанного, в том числе то, что автором подразумевалось, но не всегда разъяснялось.

Новая волна приватизации, начатая сейчас в России, это продолжение той же самой либерально-демократической, ельцинско-гайдаровской политики разграбления нашей страны, растаскивания остатков того народного достояния, которое было создано неимоверным трудом нашего народа во времена СССР. Причем, чувствуя приближение своего конца, проводить ее собираются сейчас ускоренными темпами, действуя по принципу «как бы успеть схватить кусок, пока не турнули!».

Отдавая самое ценное достояние нашего народа в руки частных лиц, причем отдавая фактически ДАРОМ, российское буржуазное государство тем самым полностью отказывается от каких бы то ни было социальных обязательств перед нашим народом. Т.е.

фактически, лишая государственный бюджет поступлений прибыли от этих предприятий (или уменьшая эти поступления), оно заведомо планирует передать средства, которые ранее расходовались на народное благо – на те же пенсии, социальные выплаты, на поддержание здравоохранения и образования и т.п., и без того жирующим капиталистам!

Это в очередной раз доказывает то, чего не хотят видеть некоторые наши либерально-доверчивые граждане, — что российское государство это просто орган по управлению делами крупного капитала, что трудящиеся России для него лишь средство извлечения из них прибыли в карманы капиталистов, что  политика Путина ничем не отличается от политики Ельцина, она закономерное и логичное развитие последней, идущее все по тому же самому пути – по пути ограбления и полного подчинения нашей страны интересам западного капитала.

И имена частных акционеров крупных корпораций стали у нас самой главной государственной тайной отнюдь не напрасно.

Сведения, в той или иной степени просачивающиеся в общество, например, разоблачения бывшего руководителя Росстата Симчеры, недвусмысленно говорят о том, что подавляющая часть экономики нашей страны, все ее основное достояние, в т.ч.

земля,  природные ресурсы, крупнейшие предприятия и даже целые отрасли экономики России, давно принадлежат иностранному капиталу или находятся под прямым его контролем. Россия – колония запада, это факт, который отрицать невозможно.

Активно проводившаяся в последние 20 лет политика «открытых дверей» и «открытой экономики» привела к закономерному результату — пресмыкающиеся перед западом либералы и демократы, дорвавшиеся до власти в результате перестройки, так широко распахнули двери настежь, что из России просто выдуло все ее достояние, копившееся веками тяжелейшим трудом многих поколений нашего народа!  Да, речь не только о накопленном и созданном в годы Советской власти, когда без всякого сомнения, было создано неимоверно много. За постперестроечное время правящая в стране сволочь умудрилась разбазарить даже то, что считали своим долгом сохранить реакционные русские монархи, например, российские территории.

Все это означает, что никакой самостоятельной и независимой России давно не существует. Что все заявления руководителей нашей страны это фикция, призванная успокоить встревоженное российское население, которое не должно знать, что оно давно работает «у немцев на галерах».

Но самое страшное в том, что все эти преступления совершает не только правящая российская верхушка, о предательской сущности которой уже и говорить не стоит, все эти разрушения и ограбления она делает не сама, а нашими с вами руками!

Все, что мы делаем ежедневно на своих рабочих местах, только еще больше обогащает и без того жирующий запад, оставляя без всякой надежды на выживание в этом мире наших собственных детей и внуков.

Это мы, рабочие и служащие, военные и учителя, врачи и офисные работники, не понимая, что делаем, САМИ уничтожаем и грабим свою страну! Это мы сами безропотно отдаем все западному капиталу, лишая своих детей будущего!

И здесь не может быть никаких оправданий по типу «я только выполнял приказ»! Перед кем мы потом будем оправдываться? Перед своими детьми и внуками, перед теми поколениями, у которых мы сами все отобрали? Вы уверены, что они нас простят?
Они точно не простят. Такое не прощается. Не простит нас и история, для которой мы навсегда останемся проклятым поколением, уничтожившем свой собственный народ.

У нас перед глазами было другое поколение, поколение наших дедов и прадедов, которые не боялись даже своей смерти, отказываясь работать на немецких фашистов во время Великой отечественной войны. И их убивали, надеясь устрашить других. Но не устрашили. Может, потому они и победили? А мы проигрываем все больше и больше, боясь даже не смерти, а всего лишь увольнения с работы.

Источник: https://work-way.com/blog/2013/01/10/zachem-nuzhna-vtoraya-volna-privatizaci/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.